ЛИЧНО ОТВЕТСТВЕННЫЙ Николай Троценко

Николай Троценко. Кинооператор. Кинорежиссёр документального кино студии «Казахфильм» им. Ш. Айманова. Член Союза кинематографистов СССР (1976г). Указом Президента РК Нурсултана Назарбаева в 1996 году ему было присвоено почётное звание Заслуженного деятеля искусств Казахстана.

Николая Алексеевича не стало 30 апреля 2018 года. Он ушёл из жизни на 84 году жизни, отдав 58 лет творческой деятельности на ниве самоотверженного служения межнационального согласия и дружбы народов России и Казахстана. Он один из тех, кто создавал летопись Казахстана. Именно кинооператоры, оставаясь сами за кадром, дают возможность целым поколениям людей через много лет увидеть, как жили наши отцы и деды, как жила страна.
Николай Троценко родился 1 января 1935 года в Новосибирске. В 1954-1957 годах Троценко проходил срочную военную службу в войсках противовоздушной обороны в городе Раменское Московской области. Приехав в Алма-Ату в 1961 году на киностудию «Казахфильм», служил почти до последнего времени в должности начальника отдела фильмотеки – приводил в порядок архив. Говорил о себе: «Я – трубадур того времени, люблю прошлое и горжусь им. Если политики делают историю, то кинооператоры фиксируют её». Писал мемуары, которые назвал «Узник съёмочной камеры».
В середине 80-х годов Николай Алексеевич окончил курсы повышение квалификации для режиссёров-документалистов ГОСкино СССР при ВГИКе.
В 1970 году он, как один из самых перспективных молодых кинооператоров, был направлен работать в Чимкент, Южно-Казахстанский корреспондентский пункт. Освещать достижения Чимкентской, Джамбульской, Кзылординской, а иногда ещё и Гурьевской областей одновременно – поручение не из лёгких. Территория целого ряда европейских стран. Итак, с апреля 1970 года вся страна стала узнавать о жизни Южного Казахстана из кинорепортажей Николая Троценко.
На корпункте по штату числилось три человека. Николай Троценко – заведующий корпунктом, кинооператор, он же режиссёр, администратор, редактор, бухгалтер. Ассистент оператора. Водитель, он же осветитель, и самое главное – верный друг – Иван Гаврилович Подуданский. Мастер на все руки из воронежской глубинки. Вместе они проработали 24 года. Жизнь была выстроена строго по расписанию, в неделю следовало сдавать определённое количество  сюжетов. Николай Троценко снял в общей сложности более 1000 сюжетов для киножурналов «Советский Казахстан», «Патриот», «Хроника наших дней», «Пионер». И если первый сюжет выпускался в Алма-Ате, то остальные в Москве на ЦСДФ (Центральной студии документальных фильмов), корреспондентом которой Николай Алексеевич также являлся. Здесь же были сняты десятки документальных фильмов, в том числе такие известные картины, как «Под небом Южного Казахстана», «Три Татьяны и Надежда», «На земле Чимкентской». Здесь Троценко вырос в зрелого мастера кинопублицистики, сняв в качестве кинорежиссёра документальные фильмы «Мой город» (Чимкент, 1989г.), «Цветное каракулеводство» (1989г.), «Дороги, подобные цветам» (1990г.), «Атамекен» (1991г.), «Земля Толе би», «Глиняная книга Рысбека Ахметова» (1992г.), «Солнечный город» (1997г.).
В 1987 году документальный фильм «Золотое Руно» (автор Владимир Рерих) и его создатели были награждены золотыми медалями ВДНХ СССР (Выставка достижений народного хозяйства), которая к этому времени уже заканчивала свою работу, в связи с распадом СССР. Поэтому золота в наличии не оказалось, привезены были серебряные медали.

Вклад Троценко в развитие и пропаганду достижений Южного Казахстана отмечен грамотой Южно-Казахстанского областного совета народных депутатов; а в 1995 году Николай Алексеевич стал лауреатом Премии акима Южно-Казахстанской области «За укрепление межнационального согласия и дружбы народов».
Героями его кинолент были простые труженики всех национальностей: казахи и русские, немцы и украинцы, белорусы и уйгуры, корейцы и осетины, которых можно перечислять до бесконечности. И все они были созидателями могущества государства: шахтёры Караганды и Экибастуза, металлурги Темиртау, текстильщики Чимкентского и Алма-Атинского хлопчатобумажных комбинатов, хлеборобы целины, рисоводы Кзыл-Орды и Чардары, свекловоды Джамбульской области, доярки, чабаны и животноводы, хлопкоробы Пахта-Арала, рыбаки Каспия, нефтяники и буровики Мангышлака, строители и рабочие заводов в Шимкенте: свинцового, двойного суперфосфата, фосфорного, нефтеперерабатывающего, шинного, экскаваторного завода в Кентау, фосфорного и химического заводов в Жамбыле, элеваторов, ферм крупного рогатого скота, свиноферм, птицефабрик и т.д. Героями киносюжетов Троценко Н.А. не раз становились такие крупные политические деятели как Кунаев Д.А., Горбачёв М.С., Назарбаев Н.А.
Чёткость взгляда, быстрота художественного решения плюс безупречные технические профессиональные навыки и оперативность – такие качества воспитал в себе Николай, понятно, не сразу. Вначале была многолетняя работа ассистентом у старейших мастеров-документалистов казахской хроники. У Ораза Абишева, Алексея Кулакова, Михаила Додонова, Ивана Чикноверова он учился владеть кинокамерой, светом, нахождению нужной точки съёмки, кинематографическому видению окружающей действительности.
Своё мироощущение Троценко выразил любимой цитатой, сказанной однажды режиссёром Барнетом: «Если не чувствуешь радости, не снимай». Под радостью понимается поиск единственно верного решения темы, стремление к такому идеально выстроенному изобразительному ряду, когда он расскажет о себе сам, без помощи диктора.
Человек на экране – самая дорогая Николаю, властно притягивающая к себе тема. Порой даже срабатывает, как и должно профессионалу, интуитивная безошибочность в выборе героя. В 1970 году, в сюжете, рассказавшем о производственном объединении «Фосфор», Троценко снял случайно попавшего на глаза молодого рабочего, только начинавшего трудовую биографию. А спустя несколько лет оператор прислал на киностудию материал: кинопортрет того самого парня, ныне бригадира сливщиков, Героя Социалистического труда Бабика Сабиева. В ткани кинорассказа использованы кадры семилетней давности, сопоставление явилось лучшим доказательством творческого взлёта рабочего.
Николаю Алексеевичу было что вспомнить о своей трудовой деятельности. В Коммунистическую партию он вступал вместе с Олжасом Сулейменовым. Они даже одновременно получили партбилеты. Этот билет хранится до сих пор в семейном архиве.
— Моя профессия полна неожиданностей и трудностей, — улыбался Николай Алексеевич. – Замерзал в степи в жуткий буран, терпел 50-градусный зной. Особенно тяжело было на трассе, как в сауне, и спрятаться негде. На  съёмки частенько приходилось выезжать в 5 часов утра. Я изъездил три «УАЗика» до совершенно неприличного состояния. Бывали и совсем экстремальные ситуации: вертолёт, на котором мы летели на съёмки, падал в ущелье. Еле выкарабкались. Всегда нужно было иметь ясную голову и хорошую физическую форму, поскольку постоянно приходилось таскать в одной руке 8-киллограмовую кинокамеру «КонВас», лазить по крышам, выискивая лучший ракурс, бегать за комбайнами, пыль столбом. Стоял у мартена, спускался под землю. Но самое страшное испытание, которое выпало на мою долю – это семидневный шторм с рыбаками на Каспии. Пришлось есть одну чёрную икру без хлеба! (смеётся).
Однажды на съёмке секретарь Чимкентского обкома партии по идеологии Бажанов пытаясь помочь перенести вещи, поднимая тяжёлый кофер с киношными принадлежностями, сказал: «Тяжёлый у тебя сундук, Николай, «Алтын сундык».  Давай пошлём тебя учиться в Москву, в Высшую партийную школу. Ты наш человек. Место будем держать».
Предельно честный человек по жизни. В работе Николай Троценко был аккуратен до педантизма. По вечерам после съёмок сдувал с объективов пылинки большой резиновой клизмой (!). Перед съемкой заставлял своих героев приводить в порядок всю «съёмочную площадку»: красить комбайны, убирать мусор. И говорил при этом: «Когда вы ждёте гостей, то приводите свой дом в порядок, а сейчас к вам в гости придёт весь Советский Союз!».
В 70-тилетию главный инженер «Казахфильма» Юрий Андреевич Синявский подарил ему шуточные стихи:

Абориген земли сибирской,
Окончив университет,
Сел на коня, и в путь неблизкий
Поехал посмотреть на свет
Твой плуг – «КонВас», лошак – УАЗик,
Твой млечный путь – всегда темплан.
Нашёл в Техасе ты оазис,
Орал Жунусов – твой братан.
Хоть за окном ещё не вечер,
Твой резвый конь тулпаром стал,
Летя в степи, как вольный ветер,
Он превратился в пьедестал.
Петух сменяет Обезьяну,
Кругом весёлый карнавал
Петь дифирамбы я не перестану
Лишь бы ты водку наливал.

Кинорежиссёр и большой друг семьи Орал Жунусов при случае всегда говорил: «Ни один казахстанский кинодокументалист не сделал столько для пропаганды достижений народного хозяйства и величия Казахстана, сколько Николай Троценко».
Троценко – был любителем программы «Время», «Новостей» на канале «Хабар». Смотрел каналы «Культуры» и «Спорт», с нетерпением ждал народную передачу «Поле Чудес». А вообще-то как телевидению, как и все киношники, относился пренебрежительно из-за его непрофессионализма и всеядности. Любил и перечитывал на досуге многотомник А.С.Пушкина. Дом полон редких книг, которые привозились из командировок себе и друзьям. Выискивались по сельским района, где, как ни странно, были лучшие книжные магазины.
Был страстным поклонником оперного искусства и всегда мечтал поставить оперный спектакль. Дело в том, что его детство и юность прошли в маленьком домике, на задворках Новосибирского театра оперы и балета – одного из лучших театров СССР. Общение с прекрасным оказало большое влияние на формирование его личности.
Отличился Николай Алексеевич и в семейной жизни. В браке с Ириной Васильевной Троценко он прожил 50 лет.
— Николай – русский человек с ярко выраженными чертами украинско-кержацкого присутствия, замешанными на любви к обычаям и образу жизни южных казахов, горячий поклонник казахских женщин, — рассказывает Ирина Васильевна. – И ещё, заметьте, творческая личность, требующая особого внимания и подхода. Очень своеобразный человек!
Браки, как известно, совершаются на небесах. За годы совместной жизни с ним я приобрела прекрасную бойцовскую форму. Всегда нужно было просчитывать, как хорошему шахматисту каждое действие и слово (чтобы не получить) и находиться в боксёрской стойке, что очень пригодилось мне при контактах с соратниками по общественной деятельности на ниве русского движения Казахстана. С 1994 года я являюсь постоянным председателем Регионального славянского православного культурного центра Панагия. Я и сама Кубанская казачка. Деды мои атаманы – верой и правдой служили царю и отечеству! Но у нас с Николаем одинаковое мировоззрение. Мы были верные друзья и единомышленники. Раньше думай о Родине, а потом о себе!
— Да, мы всегда служили Родине, будь то СССР, или независимый Казахстан, подхватывал Николай Алексеевич. – Наш сын Вадим с 14 лет крутился в школе ДОСАФ. Получил права водителя, прыгал с парашютом и мечтал о голубом берете. У казаков всегда был непреклонный закон: мужчина должен защищать Родину. Мы и отправили его в 1988 г. (по блату!) в Кишенёвскую воздушно-десантную дивизию (лишь бы не в Афган). Ребята с первых дней были задействованы в кавказских межнациональных конфликтах: Тбилисские события, Карабах, Степанакерт, Приднестровье. В морозную декабрьскую ночь, перевалив на машинах окоченевшие горные перевалы и ущелья, их полк первым вошёл в разрушенный землетрясением Спитак.
Была возможность уехать в Москву – приглашали работать на ЦСДФ, или в Киев – на Украинскую студию кинохроники. Но мы не можем расстаться с друзьями, Алма-Атой и Казахстаном!
Документальная лента обладает удивительной чертой – чем дальше мы от времени, в которое она снималась, тем ценнее становится всё, что на ней запечатлено. Это и не давала Троценко покоя, не позволяло усыплять в себе чувство ответственности. Вот какую характерную фразу он произнёс как-то в споре: «Когда нажимаю на спуск кинокамеры, чувствую, что морально отвечаю перед памятью потомков за каждый отснятый кусочек нашей жизни».
Царствие тебе Небесное, Коля (так до последнего звали его на студии).
Уходят последние из могикан!

По материалам, предоставленным женой Троценко И.В.

Похожие